Как изменится курс рубля на ближайшей нерабочей неделе

Россия на неделю ушла в фактический карантин: деловая жизнь и тем более развлечения до 5 апреля будут приостановлены из-за эпидемии Covid-19, которая, к сожалению, не обошла и Россию. Однако торги на валютной бирже не отменяются.

 Фото: iStock

Специально для «Российской газеты» Наталья Мильчакова, заместитель руководителя ИАЦ «Альпари», рассказала, что ожидает рубль на будущей нерабочей неделе:

— С начала марта рубль подешевел по отношению к доллару США более чем на 17 процентов, а по отношению к евро «россиянин» упал почти на 16 процентов. Свою роль в таком обесценении российской национальной валюты сыграла не только эпидемия коронавируса. С начала марта нефть Brent подешевела почти на 46 процентов и торгуется ниже 30 долларов за баррель.

В это непростое время трудно ожидать, что в последние два дня марта либо в первые дни апреля ситуация начнет существенно меняться к лучшему, как в случае с развитием эпидемии Covid-19 России, так и в мировой экономике в целом. Единственной хорошей новостью на этом фоне всемирного негатива является то, что Китай начинает выздоравливать, причем не только от коронавируса, но и в экономическом плане.

Пока Россия уходит на вынужденные недельные каникулы, производство и нормальная работа предприятий в КНР начинает восстанавливаться быстрыми темпами. А центральные банки многих развитых стран начинают в полной мере использовать инструменты политики количественного смягчения (QE), чтобы не позволить реальному сектору экономики скатиться в полный коллапс.

Но отдачу от этих мер можно будет увидеть не на следующей неделе, а гораздо позже.

В ближайшую неделю можно будет ожидать, что ЦБ РФ продолжит продавать иностранную валюту из ФНБ для целей поддержки рубля. Из внешних факторов будем наблюдать за ситуацией в США, в частности, за динамикой по рынку труда и занятости в несельскохозяйственном секторе за февраль. Эти данные выйдут в пятницу, 3 апреля, и покажут, насколько экономика США пострадала от распространения коронавируса в феврале. Такие данные очень важны для курса доллара.

А для курса евро значение будет иметь предварительная оценка темпов инфляции в еврозоне за март, которая будет опубликована 31 марта.

Курс евро временно может ослабнуть на негативных данных, однако мы не ожидаем существенного обвала курса евро по отношению к рублю из-за ситуации в самой России.

В ближайшую нерабочую неделю мы ожидаем по курсу доллара 77-80 рублей за доллар, а по курсу евро — 84-86 рублей.

Россияне устремились на дачи

Россияне устремились на дачи

Традиционно в марте возрастает количество обращений от жителей российских мегаполисов, желающих арендовать дом за городом на лето. В 2020 году спрос на сезонную аренду вырос на 15 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, говорится в материалах агентства «МИЭЛЬ-Аренда».
По оценкам риелторов, увеличение спроса на загородное жилье связано с тем, что у многих россиян сорвались планы на летний отдых из-за пандемии коронавируса (в частности, поездки за границу), и они устремились на дачи — активно рассматривают варианты летнего найма внутри страны.
«Сегодня мы видим, что на рынке действительно есть определенная доля потенциальных арендаторов, которые хотят снять дом в области именно из-за сложившейся ситуации, — отмечают в «МИЭЛЬ». — При этом говорить о каком-либо ажиотаже не приходится. Арендаторы предъявляют четкие требования к объекту и выбирают лучшие предложения по цене и качеству».
На подмосковном рынке дома для сезонной аренды представлены в широком диапазоне, указывают риелторы, — от 12 тысяч рублей в месяц за старый дом в деревне (с удобствами на улице, в 100 километрах МКАД) до 700 тысяч рублей за роскошный дом на Рублево-Успенском шоссе. Основная масса предложения представлена в ценовом диапазоне 45-200 тысяч рублей.
Ранее в марте сообщалось, что коронавирус повысил спрос на жилье в ряде стран. В настоящее время инвесторам прежде всего интересны объекты в США, на Карибских островах, в Испании, Великобритании и Германии.

Украина успешно обрушила российский экспорт на 14 миллиардов долларов

Украина обрушила российский экспорт на миллиарды

По итогам 2019 года вновь сократился объем товарооборота между Россией и Украиной. Не в последнюю очередь из-за того, что год назад, в апреле 2019 года, украинское правительство Гройсмана возобновило притихшую было санкционную войну.
В итоге всех санкций и контрсанкций за шесть лет, с 2013 по 2019 год, объем товарооборота между странами сократился почти в четыре раза — с 38,5 до 10,2 миллиарда долларов (здесь и далее данные украинской таможенной статистики, которые не включают в себя показатели торговли России с ЛДНР).
«Украинские власти неизменно хвалятся тем, что на фоне сокращения поставок в Россию растет объем поставок в ЕС, что Украина повысила свою энергобезопасность, отказавшись от закупок российского газа, что чувствительные сектора украинской промышленности «импортозаместили» российскую продукцию, и прочими подобными «перемогами».
На самом же деле утверждения о замещении экспорта в Россию экспортом в ЕС, равно как и другие утверждения в этом ряду, — ложь. Потеря российского рынка для украинской промышленности стала не менее мощным ударом, чем развал СССР. Только с учетом гораздо худшего исходного состояния самой промышленности. Так ситуация выглядит даже по итогам 2019 года — лучшего для Украины после 2013-го в экономическом смысле. И перед началом серьезнейшего (в этом-то уже никто не сомневается) кризиса.
Отдельные украинские эксперты периодически приоткрывали правду. Что газ Украина все равно покупает российский, но с европейской наценкой. Что уголь Украина преимущественно импортирует тоже российский (а частично, видимо, и донбасский под видом российского). Что 40 процентов топлива на АЗС — российского происхождения. Что «импортозамещение» зачастую ограничивается тем же, чем при закупке по гособоронзаказу грузовиков МАЗ с российскими двигателями ЯМЗ ограничивалось участие корпорации «Богдан», принадлежащей семейству Порошенко, — прикручиванием колес и съемом сливок с контрактов.

Для оценки же влияния изменений в товарообороте на экономики двух стран достаточно проанализировать цифры.
В 2013 году Россия экспортировала на Украину товаров на 23,4 миллиарда долларов, а импортировала на 15,1 миллиарда.
И если Украина для России была важным, но далеко не главным торговым партнером, то для Украины доля России в общем объеме украинского экспорта составляла 23,8%, доля в импорте была еще большей — 30,4%. Россия была для Украины торговым партнером номер один с большим отрывом.
К 2019 году от российского экспорта на Украину формально осталось меньше трети — семь миллиардов долларов. Но это если не учитывать российский газ, который де-юре оформлен как европейский. При нормальном же подсчете выходит, что российский экспорт сократился немногим более чем в 2,5 раза.
А вот украинский экспорт в Россию обвалился почти в пять раз — до 3,2 миллиарда.
В абсолютном выражении потери России несколько больше: 14,3 против 11,9 миллиарда долларов. Но 14,3 миллиарда долларов для России — это 0,8% ВВП. А 11,9 миллиарда для Украины — это восемь процентов ВВП.
То есть удар по украинской экономике и особенно ее промышленности в результате сокращения товарооборота оказался десятикратно большим, чем по российской.
Заместила ли Украина потерянные на российском направлении объемы поставок поставками в ЕС или другие страны? Нет.
Экспорт в страны ЕС за шесть лет вырос всего на четыре миллиарда долларов. Даже если не учитывать товарную структуру поставок в Россию и ЕС, то выходит, что в денежном выражении на европейском рынке Украина смогла компенсировать лишь треть потерь на российском рынке.

Со всеми прочими странами все еще хуже. Экспорт в них за те же годы упал на те же четыре миллиарда долларов.
То есть никакого замещения российского рынка не произошло.
Причины масштабных потерь для украинской экономики из-за утраты российского рынка таятся в специфике структуры украинско-российской торговли.
В 2013 году в десятке крупнейших по объемам продаж в Россию украинских товаров было четыре машиностроительных позиции (вагоны, турбореактивные двигатели и так далее), четыре вида металлопродукции, по одной позиции химической и пищевой промышленности. То есть сырьевых товаров в топ-10 не было вовсе, а лидировали товары с высокой добавленной стоимостью. В общем объеме украинского экспорта сырье занимало минимальную долю, превалировали товары конечного потребления.
Десятка крупнейших по объемам продаж на Украину российских товаров была в значительной мере представлена сырьем: газ, уголь, сырая нефть, руда и железные концентраты. Доля поставляемого Россией на Украину сырья в 2013 году приближалась к 60 процентам от поставок.
В 2019 году в первой десятке товаров украинского экспорта в Россию (а это почти половина экспорта) было пять видов металлопродукции, три вида химической продукции первого передела и две машиностроительных позиции (запчасти для локомотивов и жидкостные насосы). Только машиностроительные позиции и можно рассматривать в качестве товаров с относительно высокой добавленной стоимостью, хотя это далеко не турбореактивные двигатели. Остальное — продукция первого-второго передела.
В первой десятке поставляемых из России на Украину товаров в 2019 году (с газом это три четверти всех поставок) сырьевых позиций осталось только две (газ и уголь). Да и в целом доля сырьевых поставок из России с учетом газа сократилась до 45 процентов. И это несмотря на резкий рост импорта угля — что вряд ли можно обозначить как успех Украины, учитывая заявления о достижении энергонезависимости.
Наглядно негативные для Украины тенденции в изменении структуры торговли с Россией демонстрирует изменение объемов и доли высокотехнологичных товаров, в частности продукции машино— и приборостроения. Если в 2013 году Украина поставила в Россию таковых на 5,5 миллиарда долларов, а приобрела на 2,7 миллиарда (то есть украинские поставки были вдвое больше российских), то в 2019-м соотношение составило 862 миллиона на 787 миллионов долларов — то есть поставки стали почти паритетными. И это не учитывая того, что среди прочих экспортно-импортных операций у России теперь явное преимущество по поставкам товаров конечного потребления — хотя бы благодаря ввозу на Украину нефтепродуктов на 1,9 миллиарда долларов.
…При этом Украине так и не удалось никуда пристроить свои товары, ранее поставлявшиеся преимущественно в Россию.
Возьмем, например, 20 товаров, по которым объемы поставок в Россию в 2013 году были наибольшими и при этом по которым доля России была существенной — превышала 35 процентов. Общий объем экспорта этих товаров в 2013-м составлял впечатляющие 10,8 миллиарда долларов, из которых 7,1 миллиарда приходилось на Россию. Теперь в Россию их поставляется на 1,2 миллиарда.
Удалось ли заместить хотя бы часть из потерянных в России 5,9 миллиарда на других рынках?
Нет, конечно. Наоборот, поставки на другие рынки, включая рынки ЕС, тоже сократились — более чем на 1,2 миллиарда долларов. Экспорт наиболее высокотехнологичных товаров из этой двадцатки либо обвалился многократно (вагоны, турбореактивные двигатели, трансформаторы, телевизоры и мониторы), либо вообще обнулился, как по железнодорожным локомотивам.
Из всего описанного следует печальный для Украины вывод. Без России Украина высокотехнологичные товары производить почти не может, а те, что может, никому на мировом рынке не нужны. Из кооперационных цепочек с российскими предприятиями украинские выпали, при этом встроиться в кооперационные цепочки западных компаний им никто не дает. Рынок для несырьевых товаров в России потерян, а в других местах не приобретен.
И что самое главное: даже если бы вдруг политика Украины поменялась диаметрально, вернуться на российский несырьевой рынок в основном уже нереально.